из курса лекции по программе "Клинический психоанализ" и "Психодинамическая гипнотерапия"
Что лечит психоанализ?
Александр Савченков, гипнопсихоаналитик
В нашей работе опорной может считаться цитата З. Фрейда: «Мы должны заботиться о том, чтобы страдания больного в какой-либо действенной степени не закончилось преждевременно. Если оно было ослаблено разложением и обесцениванием симптомов, то мы должны каким-то образом его возобновить» [Доклад «Пути психоаналитической терапии», 1918 г.]
Отвечая на вопрос, что мы лечим, следует понимать, что лечим-то мы здорового пациента. Что это означает: лечить здорового пациента. Здесь, казалось бы, закрадывается некоторая коллизия в словосочетании – лечим здорового пациента. Но в реальности, никакой коллизии здесь нет.

Во-первых, если быть предельно честными, то мы никого не лечим. Психоанализ по своему существу не способен никого вылечить, т.к. не является клиническим медицинским методом терапии психических расстройств. Здесь я руководствуюсь тем, что лечению подлежит только то, что повреждено органически, т.к. это бытует в медицине. Так вот, психоанализ не исправляет функциональные органические изменения, которые являются объектом приложения усилий психиатрии. Отмечу только то, что психоаналитическая поддержка психиатрическим пациентам облегчает их страдания. О чем я могу говорить с уверенностью, т.к. опираюсь не только на свой клинический опыт, но и на выводы коллег психоаналитиков.

Во-вторых, психоанализ продуктивен только там, где применяется в работе с людьми, без органических нарушений ЦНС. Другими словами, с людьми здоровыми, не требующими медикаментозного вмешательства. И даже если они, в силу традиции, обратились к психиатру и получили «назначение», это не говорит о том, что они не здоровы. К сожалению, наше общество склонно обращаться за психологической помощью к врачам психотерапевтам, даже там, где в этом нет необходимости. А врачи, в силу отечественной клинической традиции и вузовского «воспитания» со студенческой скамьи несут на себе печать профдеформации и рассматривают психику человека как сугубо биохимический процесс. И как следствие, «бомбят» своих пациентов дозами абсолютно бесполезных медикаментов. Здесь оговорюсь, что при органических нарушениях в ЦНС, медикаменты просто необходимы, т.к. они включаются в жизненно важные биохимические процессы. Но в таком случае их применение, как правило, назначается пожизненно.

В-третьих, каким бы здоровым не был человек, входящий в психоанализ мы называем его пациентом только потому, что он все-таки претерпевает страдания. Страдания могут быть различными, широкого спектра, от банального беспокойства до психосоматических расстройств. А к нам он приходит за избавлением от страданий.

И вот тут-то нас всех подстерегает главная опасность, – у психоаналитика нет ничего, что может помочь пациенту. Если, к примеру, у гештальт-терапевта или психолога, применяющего в работе метод КПТ, существует хоть какое-то подобие метода, то психоаналитики напрочь отрицают все, что хоть как-то связано со словом «клинический». При том, что сами любят делать приписки к своим семинарам и обучающим курсам на подобие этого: научная конференция… клинические особенности… и т.п.

Ж. Лакан в этом смысле придумал для психоаналитиков одну замечательную «отмазку», – «синтом» и выразил в нем весь смысл психоанализа. Тем самым прекратил всякую полемику во-круг психоанализа как клинического метода психотерапии. По мнению Ж. Лакана главная задача психоанализа перевести симптом в синтом, а возникающий терапевтический эффект – это бонус.

Другими словами, когда пациент приходит к психоаналитику, он не должен ожидать исцеления. Он должен рассчитывать на избавление от страдания. Не важно, в чем оно выражено. Телесная или душевная боль, все одно. Избавление от страданий с возможной терапией происходит благодаря перестройке структуры личности. Это главное достижение психоанализа, на которое не могут претендовать другие психологические модальности. Психоанализ выращивает личность из того инфантильного возраста, когда сформировалась травматическая фиксация, как причина симптома. Психоанализ перестраивает личность системно, структурно и контекстуально.

Для того, чтобы такая приятная метаморфоза произошла с человекам, психоаналитик должен владеть конкретными приемами и навыками проведения психоанализа – уметь анализировать перенос, отслеживать формы сопротивления и владеть набором интервенций. Это три столпа не только клинического психоанализа, но и прикладного. В этом смысле я задаюсь вопросом: а уместно ли разделять психоанализ на прикладной и клинический? Могут ли они существовать друг без друга? Я считаю, нет. Но этот вопрос мы здесь разбирать не будем. Пойдем дальше.

Остановлюсь в качестве подведения итога на том, на что указал в предыдущем абзаце, на приемах и навыках. По крайней мере, сегодня этот аспект практически игнорируется при подготовке психоаналитиков. Мой опыт общения с преподавателями психоанализа, участия в профессиональных конференциях и на супервизиях указывает на то, что дидактическая работа практически не ведется. Как-то раз некто из психоаналитиков с продолжительным стажем сказал мне: приглашай меня в институт, я тоже могу умные вещи читать. Пришлось любезно откланяться от такого предложения. Причина отказа проста: в институте мне нужны педагоги, а не психоаналитики. Далее развивать эту мысль не буду. Думаю, что тем, кто в теме, и без того все ясно.

Последний такт моего изложения посвящен тому, что сегодня среди обывателей и специалистов не психоаналитиков есть убеждение, что психоанализ – это когда пациент лежит на кушетке и что-то говорит, а психоаналитик слушает и интерпретирует. Психоанализ, по мнению большинства, – своеобразное ничего не делание. Отсюда вопрос: как можно вылечить простыми разговорами и интерпретациями. Однако это не так. Психоаналитическая работа требует от психоаналитика глубокого знания теории и аналитических способностей, которые формируются на протяжение продолжительного времени. Психоаналитик должен уметь распознавать структуру личности. Быть способным слышать в речи пациента и отслеживать в переносе игру защит. Иметь навыки своевременного применения той или иной интервенции. И все это для того, чтобы бессознательный материал, доставляющий пациенту страдание, перешел в область сознания и освободился от негативного эмоционального заряда в форме инсайда. А это дело не простое. Поверьте. И еще один важный нюанс – способность аналитика довести пациента до точки выхода (решение запроса)

А. Савченков, гипнопсихоаналитик, май, 2020 г.
Made on
Tilda